Нацсовет пошел катком на СМИ. “Закрытие Радио Вести — это начало”

В эфире Радио Вести в Киеве теперь только шипение. В пятницу Нацсовет по вопросам телевидения и радиовещания лишил радиостанцию лицензии в Киеве, на неделю раньше журналистов заставили замолчать в Харькове, несмотря на то что в обоих случаях было определение суда, запрещающее Нацсовету решать судьбу Радио Вести. Но чиновники пошли на нарушение закона. Случившееся осудили как украинские, так и европейские журналистские организации.

Лишив Радио Вести лицензии в Киеве, Нацсовет совершил уголовное правонарушение

«Лишение лицензии Радио Вести подрывает право на свободу слова, медиаплюрализм и разнообразие медиаконтента, которые необходимы для функционирования любого демократического общества, — заявил президент Международной федерации журналистов Филип Ляруш. — Мы осуждаем подобные несправедливые действия со стороны Нацсовета и призываем это ведомство возобновить вещание радиостанции немедленно».

Медиа Холдинг Вести Украина уже обратился за справедливостью в Европейский суд по правам человека, а эксперты назвали случившееся очередным фактом цензуры в Украине.

Нацсовет пошел катком

В последние два года Радио Вести работало под пристальным вниманием чиновников из Нацсовета — регулятор то и дело выписывал штрафы и предупреждения. Но коллектив радиостанции надеялся, что с давлением удастся справиться и сохранить Радио Вести в эфире. К сожалению, не получилось.

Итоговое решение о продлении лицензии Радио Вести Нацсовет рассматривал в пятницу, причем, что показательно, без главы ведомства Юрия Артеменко — он, видимо, побоялся стать в будущем фигурантом уголовного дела.

Под окнами бушевали два митинга: около двух тысяч сторонников радиостанции и пара десятков радикалов, которые требовали лишить Радио Вести лицензии. Последние вели себя агрессивно, один из организаторов даже вырвал плакат у участницы митинга в поддержку Радио Вести. «Если закрыть это радио, то в эфире останутся только те, кто готов петь власти хвалебные оды. Но нужно же своими мозгами думать и получать информацию из разных кругов, — сказала киевлянка Мария Солодко, пока колонна участников митинга в поддержку радио двигалась по Крещатику от Администрации президента к Нацсовету. — Вот стояли мы на Майдане, а жить лучше не стали. А кто нам расскажет о причинах, если закрыть все нормальные СМИ?»

Политик о закрытии Радио Вести: Власть закрыла рты всем украинцам

В здании Нацсовета в это время выступали представители неких общественных организаций, которые просили лишить Радио Вести лицензии. Якобы по их просьбе Нацсовет и принял такое решение, во всяком случае именно так оправдывались чиновники. Впрочем, реакция соцсетей, высказывания в СМИ экспертов и просто здравомыслящих людей демонстрируют обратное — украинцы осуждают расправу над СМИ.

Такого же мнения и коллеги-журналисты. «Устранение влиятельного медиа из-за споров с регулятором — это неприемлемо. Сто квалифицированных журналистов потеряли рабочие места и право общаться с аудиторией», — заявил и. о. президента НСЖУ Сергей Томиленко.

«Это публичное подтверждение цензуры, а Нацсовет окончательно зарекомендовал себя как репрессивное и регрессивное ведомство. Чиновники отрабатывают политический заказ, они лишены инициативы, потому так легко, не оглядываясь на закон, лишают воздуха тех, кто способен на инициативу и собственное мнение. Цензура, информационный вакуум — добро пожаловать в тоталитарную Украину президента Порошенко», — так отреагировала глава Медиа Холдинга Вести Украина Ольга Семченко.

Эксперты считают, что закрытие Радио Вести — только начало ограничения свободы слова в Украине. Важную роль тут сыграет доктрина об информационной безопасности, которую ввел в действие президент («Вести» о ней неоднократно писали).

Подробно Сделают ли из Украины Северную Корею, или Зачем власть узаконила цензуру

Благодаря доктрине власть получила механизм контроля над каждым СМИ: любой материал можно признать опасным для общественно-политической жизни страны, а автора обвинить в намеренном разжигании ситуации. Кроме того, документ призывает журналистов работать по принципу социальной ответственности и использовать «стратегические нарративы» — другими словами, работать при самоцензуре и указке сверху.

Стець признался, что ему нравилась часть программ на Радио Вести

Фото: Константин Гришин/”Вести”

“Тактика репрессий. Это симптом слабости”

Константин Дорошенко, арт-критик, ведущий Радио Вести:

— Закрытие Нацсоветом Радио Вести заставило меня вспомнить одно из последних интервью в радиошоу «Циники» с Натальей Влащенко. Мы говорили в нем о примерах давления на СМИ в Украине. Еще лет десять назад ни Наташа, ни я не поверили бы, что сойдемся в оценке: «Кучма, как оказалось, в отношении медиа был самым стеснительным». При нем были темники, был прессинг владельцев изданий и телеканалов, но никому не приходило в голову просто, административным методом закрывать СМИ. Да и в Нацсовете того времени работали люди, чья правовая компетентность сочеталась с принципами журналистской этики и пониманием свободы слова как базовой. Трудно представить, чтобы они, как на советском партсобрании, приняли решение в резонансном вопросе единогласно. Радио Вести строилось на объективности. Мы давали слово представителям разных позиций и взглядов, в том числе тех, которые совершенно не разделяли, за исключением экстремистских. Темы и гостей всех эфиров выбирали на открытых совещаниях… Вне зависимости от моего ухода с радиостанции, увольнения моих коллег, закрытие Радио Вести — акт давления на свободу слова в стране, шаг в сторону насаждения единомыслия.

Руслан Коцаба, блогер:

— Все, кто зависит от лицензии, все, кто позволяет себе выступать с критическими замечаниями, — теперь все под угрозой. Это цензура в чистом виде, поскольку власть не может существовать в условиях свободы слова, когда есть возможность для критики. Критикующих записывают во враги Украины и преследуют, подключая госаппарат. СМИ это понимают, боятся нарваться на репрессии, поэтому стали мягче, занимаются самоцензурой. Цепи постепенно опутывают общество, и все это ведет страну к установлению диктатуры.

Они уверяют, что лишить Радио Вести лицензии требовала общественность, и поэтому пришлось уступить давлению. Но эти люди не понимают, что если закрыть рот всем критикам, то с экранов и из динамиков они будут слышать только ура-патриотические вещи.

Руслан Бортник, политолог:

— Это преступление против свободы слова. Какая бы ни была юридическая аргументация, мы понимаем, что Радио Вести подавало альтернативную информацию и было оппозиционным СМИ. Там можно было услышать все мнения, и это полезно для общества. Теперь информационное пространство зачищается и останутся только ручные средства массовой информации. Они намеренно пригласили «ручных» общественных активистов, которых используют как пушечное мясо и обеляют ими свои действия. На заседании все говорили в унисон и не прозвучало ни одного противоположного мнения. К сожалению, эта ситуация стала маркером для медиасообщества, которое на словах борется за свободу слова, а на деле отстаивает собственные интересы.

Алексей Якубин:

— У представителей власти есть желание контролировать информационное поле. Чтобы этого добиться, они используют ограничивающие инструменты и зачищают информационное пространство. Напомню, не так давно была опубликована так называемая информационная доктрина. Она показала, что любой вопрос, любая просьба прокомментировать, любое критическое замечание приравнивается властью к проискам врагов. Поэтому вместо диалога с обществом посредством СМИ они выбрали тактику репрессий. Это симптом слабости. Когда страна боится дискуссии, когда нет аргументов, чтобы убедить людей в своей правоте, идут по пути ограничения свободы слова.

Такая политика противоречит курсу на евроинтеграцию, который огласило правительство. Поджог канала «Интер» уже осудили на заседании ПАСЕ. Можно ожидать, что и закрытие Радио Вести так же негативно отразится на международном имидже Украины.

Реакция соцсетей

Никита Шаленный:

Закрытие СМИ — это очень дурной знак. Передачи с Зараховичем и Дорошенко, Вереснем, Шереметом были хорошей пищей для ума. Это была критическая мысль, часто провокативная, с ней можно было не соглашаться, но она была прозрачная, не под кем, и это чувствовалось, и отсюда рождалась симпатия к ведущим и самому радио. И если наши новые правители рядятся в камуфляжи и вышиванки, говорят о свободе, а на самом деле медленно затягивают петлю, то чем они лучше тех, кто в свое время сажал политических оппонентов. Закрытие СМИ — это ход, на самом деле, намного жестче и циничнее. Так может дойти до того, что потом некому будет говорить о том, что может произойти с каждым из нас, люди могут начать просто потихоньку исчезать. СМИ — это некий щит для общества, один из гарантов свободы.

Светлана Вольнова:

Да, безмерно жаль, что это случилось. Достойное было Радио Вести. Большое вам спасибо, друзья, за вдумчивые и умные эфиры. Спасибо за честность и объективность. А по поводу цензуры — все это временно. Как временны те, кто закрыл этот чистый глоток свободы.

Александр Пулярт:

Угробили лучшее и самое профессиональное радио и какой коллектив. Журналисты «Вестей» были в 10 раз больше патриотами, чем все остальные, и при этом еще и профи.

Константин Кожемяка:

В 20:00 в эфире на частоте 104.6 зашипело. В Киеве прекратило вещание Радио Вести. До этого момента все эти зэхера я воспринимал исключительно как дурной сон. Ну, думаю, образуется: перетрут, побазарят, юристы пособачатся и — дело к мировой. Сегодня узнал: «не на украинском», «разжигание межнациональной розни»… Бред. Находясь за рулем, 80% времени я слушал эту волну. Мне не все нравилось, и я не со всем высказанным гостями студии был согласен. И это — нормально. Но вот «разжигания» я не слышал. Мне печально. Кучма с его «темниками» был просто робкий мальчик в коротких шортиках по сравнению с сегодняшними «керманичами».

Denys Ivanesko:

Всем, кто радуется лишению лицензии Радио Вести, стоит обратить внимание на свой телевизор. Скоро в нем останется только УТ-1.

Ирина Карпинос:

«Бывали хуже времена, но не было подлей».

Подробно “Бывали хуже времена, но не было подлей”. Соцсети о закрытии Радио Вести