Слухати подано. Про що сказав Зеленський на прес-марафоні

Володимир Зеленський продовжує дивувати новими форматами спілкування з журналістами. На цей раз президент зустрівся з представниками преси в Kyiv Food Market (колишня будівля заводу “Арсенал”). Учасниками прес-марафону стали понад 300 репортерів, в тому числі журналіст “Вістей”.


Тоталізатор і равіолі

Пресс-марафон решили провести в новомодном заведении Kyiv Food Market, которое основали киевский ресторатор Михаил Бейлин, известный по сети La Famiglia, и его коллега Алекс Купер, открывший “Городской рынок еды” в Одессе. Концепция — открытое пространство с длинными столами (как на реальном рынке) — и определила формат мероприятия. На первом этаже — посетители, обычные киевляне, второй ярус “заселили” сплошь журналисты и операторы. Президента усадили за длинный стол прямо под торговой точкой с надписями по-английски “Точка стейков и барбекю” и “Говядина”, поставили ленты-ограничители, как в аэропорту.

Дважды пресс-марафон прерывали посетители с нижнего яруса. В первый раз — мама Ирины Ноздровской, пытавшаяся привлечь внимание к семейной трагедии (“Вести” писали об этой истории — напомним, ее дочь-правозащитница была убита накануне Нового 2018 года). А после полудня мерное течение беседы прервал мужичок в пальто персикового цвета. Взобравшись на стол, он крикнул, обращаясь к верхнему ярусу: “Пан Зеленский! Остановите соросовскую братию, прекратите план по легализации проституции и абортов!” План сработал — внимание президента он привлек. Зеленский поднялся с кресла: “Отвечу на ваш вопрос, если вы слезете со стола. За ним вообще-то люди едят!” Мужичок ретировался, задав предварительно вопрос, полный конспирологических подробностей.

От вкусных запахов у присутствующих сосало под ложечкой. “Когда президент прервется на обед? Ставлю полтинник, что в течение часа!” — коллеги организовали мини-тотализатор. Ошибались. Обед в виде картофеля фри и бургеров подали президенту и всем журналистам прямо во время общения. Кстати, ел в основном Зеленский — остальные стеснялись. За столиками журналистам предлагали более изысканные закуски: равиоли с картофелем и мясом, картофель по-деревенски с колбасками, кофе с круассанами.

К половине четвертого подъехал глава Офиса президента Андрей Богдан, вызвав в зале оживление. Держался за спинами “кордона” из телекамер, пару раз как бы случайно выныривая из-за спин, и улыбчиво, будто в шутку, жестикулировал президенту или его пресс-секретарю Юлии Мендель — “баста”, мол, следующий. Потом долго общался со своими заместителями Андреем Смирновым и Кириллом Тимошенко.

Митинги и регламент

В отличие от своего предшественника Петра Порошенко, который устраивал массовые пресс-конференции, но по факту отвечал только на пару вопросов лояльных СМИ, Зеленский организовал максимально открытый диалог. Аккредитованные журналисты были распределены по группам 8–10 человек, и у каждого было три минуты, чтобы задать вопрос и получить ответ. Впрочем, регламент дал сбой, и уже к середине дня отставание от графика составляло порядка двух часов.

Ближе к 12:00 возле Kyiv Food Market организовался немногочисленный митинг с зажженными фаерами и транспарантами. Требования протестующих были разносторонние. 10 представителей партии “Свобода” вышли с вопросами: “Почему не сложили мандат кнопкодавы?“, “Когда закончится эпоха бедности?“, “Что шепчет Богдан?” и т. д. Двое человек пришли с транспарантом “Мэр Днепра Филатов грабит“. Еще двое — с требованием уволить Виталия Кличко с должности председателя КГГА. Простояв около часа, протестующие разошлись.

Під час прес-марафону моментами було дуже жарко. Зеленський відповідав не тільки на питання журналістів, але і вступав в дискусії, градус яких часом зашкалював. “Вести” зібрали головні заяви президента.


“Я президент світу”

Блок вопросов по Донбассу стал самым популярным. Несколько раз Зеленского буквально вынуждали признать, что “формула Штайнмайера” — это “зрада” и план Путина. “Вы понимаете, что внедрение “формулы Штайнмайера” приведет к гражданской войне?” — спросил один из журналистов. “Нет, не считаю. В обществе запрос на прекращение войны“, — отвечал Зеленский.

Журналіст Роман Скрипін пішов далі і зажадав від президента закріпити юридично війну між Росією і Україною, щоб “поховати Мінськ” і “формулу Штайнмайера”. Зеленський у відповідь заявив, що прийшов як президент світу і не готовий брати на себе відповідальність за смерті військовослужбовців.


Про ситуацію в Золотому:

Там зараз знаходяться наші військові, розвідка, які повинні забезпечити безпеку в Золотому

Про протестах проти “формули Штайнмайера”:

Силой и дурак может — это неправильный подход. С ветеранами нужно разговаривать, объяснять свою позицию как президент. Я вчера встречался с ветеранами — там были и “Нацкорпус”, и “Азов”. Я им сказал: хлопцы, я не могу полностью рассказывать все свои планы, где и какие войска отводим. Я согласен, что коммуникация слабая. Но подогревают тех людей, которые не знают, что такое “формула Штайнмайера”. Поэтому говорить с ветеранами в Золотом надо. Но если они там вооружены — это неправильно? Как вы считаете? А что там сейчас в Золотом происходит? Был сбор, приехали какие-то люди, показали им бумаги из “ДНР” и “ЛНР” и рассказали: вас кидают, потому что завтра тут будет “ДНР” и “ЛНР”. Они ходят каждый день и говорят: завтра вас Зеленский сдаст, завтра вас выселят из домов, тут будет “ДНР” и “ЛНР“.

Об обмене военнопленными:

Никто никогда не забудет ни одного человека, кто находится в плену на территории РФ, или в Крыму, или в “ДНР/ЛНР”. Существуют у нас пока два списка обмена: крымчане находятся в списке, о котором мы должны говорить только с Россией. Второй список — люди, которые находятся на территории “ДНР/ЛНР”. И третье — это список людей, нахождение которых у них в “ДНР/ЛНР” не подтверждают“.

О встрече с Путиным:

Встречаться мы можем только в двух форматах: “нормандский формат” и встреча моя прямая с президентом России. Об этой встрече прямой никто не говорит, потому что все против… Эта встреча должна быть, если мы хотим завершения войны. Мы сейчас говорим только о “нормандском формате”. Пока что он такой, и я действительно очень благодарен нашим западным партнерам за то, что он у нас хотя бы есть, у нас есть что-то, и сейчас все готовы к “нормандскому формату“.

О войне:

Я пришел как президент мира. Общество не голосовало за президента, который скажет, что у нас — военное положение, что мы пойдем на Донбасс войной, и нам все равно, сколько людей погибнет… Поэтому выбран был дипломатический путь. Да, здесь есть наследие моего предшественника — мы получили коррупцию, ПриватБанк, но все это не решается военным положением. Я хочу попробовать благодаря Минскому и “нормандскому формату” попробовать, я не хочу пугать наших людей“.

О возвращении Крыма:

Для меня “нормандский формат” — это еще и возможность возвращения к вопросу решения Крыма. Просто возвращение его (вопроса. — “Вести”) хотя бы к обсуждению. Потому что сейчас не существует любого трека, где обсуждается этот вопрос, кроме наших партнеров. Вопрос Крыма является в санкционном формате, пока только там“.

О контактах с российскими друзьями:

Я почти всех потерял, у меня нормальные отношения с Андреем Макаревичем, давно только виделись. Нормальные отношения с Марюсом Вайсбергом, который снимал наши фильмы. Мне ребята из Comedy звонят — Слепаков, Ревва. И у Реввы, кажется, даже наш паспорт есть“.

“Я хотел затащить Трампа в Украину”

Недавняя поездка в Нью-Йорк, встреча с Трампом и последующая публикация переговоров двух президентов стала топ-темой №2. Встречался ли Зеленский с Сэмом Кислиным (приятелем Рудольфа Джулиани), будет ли Украина расследовать дело Байдена, обиделись ли в ЕС за недостаточную помощь Украине. Эти вопросы задавали не только украинские, но иностранные журналисты. И тут Зеленский вынужден был переходить на английский язык, который, к слову, у него пока не “перфект”, в отличие от украинского — на нем президент говорит уже абсолютно свободно.

О телефонных переговорах с Трампом:

Звонок никак не мог влиять на наши отношения с США. У нас было несколько звонков с президентом США. И я прекрасно понимал, что для нас задача — сделать эти “уставшие” отношения между Америкой и Украиной, уставшие от вопроса “А куда мы тратим деньги?”, потому что это деньги налогоплательщиков и для них это святые вещи, — этот звонок влиял на одно: я понимал, что нам надо добиться встречи, я хочу ему показать нашу команду. Я хотел затащить его в Украину“.

О “своем” генпрокуроре Рябошапке:

Я тоді не говорив по-англійськи, я говорив українською мовою. Наскільки пам’ятаю, я сказав: це нова, молода команда, у нас буде новий генеральний прокурор, відкритий, чесний чоловік, на 100%. Це мій чоловік, я сказав. я мав на увазі, що це людина для моєї команди, не з старої Генпрокуратури. це нова людина, і це на 100% чесна людина “.

Про зустріч з Семом Кислін: “ Вчора написали, що я зустрічався в Нью-Йорку з якимось паном Кислін. Я не знаю, хто це. Я не знаю, де я з ним спілкувався. Може, він кудись зайшов, де було багато людей, і там, може, він бачив мене своїми очима, а може, я його бачив “.

Про відносини з Меркель:

“Мы вчера общались с Меркель, у нас отличные отношения. Она понимает, почему так сказал… Они возвращали Россию в ПАСЕ, продолжали “Северный поток — 2″, потому что защищали интересы своей стороны. А я — тут защищал”.

О расследовании дела Байдена:

У меня нет деталей дела по Burisma (это компания, в которой работал сын Байдена — Хантер и которую подозревают в отмывании финансов. — “Вести”)”.

“Я не хочу ломать партию “Слуга народа”

Внутрішньополітична повістка зайняла особливе місце в спілкуванні з президентом. Наскільки впливовий Коломойський і планують йому повертати ПриватБанк, розкол в партії “Слуга народу”, про який почали говорити після різкої заяви нардепа Олександра Дубинського, чому звільнився екс-глава РНБО Олександр Данилюк і навіщо перепризначували Арсена Авакова. Ці та інші питання періодично повторювалися під різним соусом протягом дня.


Про партію:

Я не хочу ломать партию “Слуга народа”. Если они сами начнут есть друг друга, я через год их распущу“. “Они (депутаты. — Ред.) болезненно относятся к законам, которые касаются депутатов. Нет группы никакого олигарха в “Слуге народа”. Есть опытные парламентарии, которые ежедневно занимаются только одним: влиянием — денежным, эмоциональным. Это их тактика. Они хотят расколоть партию “Слуга народа”. Например, когда они не проголосовали сначала за законы… С утра приехали эти люди, ходили по Раде, отправляли им СМС: “Завтра вашу тещу посадят, если вы сейчас проголосуете”. Они даже сняли офис возле офиса партии “Слуга народа”. Они пользуются слабостью людей. Есть такие проблемы. Но мы обсуждаем с людьми [законопроекты], и потом они голосуют“.

О переназначении Авакова:

По поводу Авакова. Я ничего ему не должен. Есть испытательный срок. Мы хотим увидеть новые лица в МВД, там много новых людей. Я всем министрам сказал: реальные дела принесите нам до конца года. Не будет — мы всех уволим“.

Об увольнении экс-главы СНБО Данилюка:

Наверное, он ожидал, что я не подпишу его заявления. Но я ему сказал честно, что внутри команды есть недоразумение, твое видение. Но меня достала игра, что вы пишете заявления, а потом я их не подписываю, потому что хочу, чтобы мы работали вместе… Я их всех предупредил, начиная с Данилюка: кто будет писать на меня заявление (об увольнении. — “Вести”) — шантажа не будет, я буду их подписывать и буду увольнять людей… Данилюк меня знает очень хорошо и знает, что я всегда к нему относился очень хорошо — лучше, чем любой человек из моего окружения. Я не согласен с его позицией, что он ушел из-за ПриватБанка… Саша хотел быть премьер-министром Украины, а я ему сказал честно: “Сань, ты действительно нормальный профессиональный человек, но я выбрал другую кандидатуру”. И сложные отношения с Богданом — это тоже повлияло на то, что он уволился“.

Об обещании “сажать”:

Когда я пришел, на второй день думал, что мы будем всех коррупционеров сажать. При этом когда первые наручники надели… Все сказали: “Ай-яй-яй, президент не имеет права влиять на правоохранительные органы”. Я ответил: “Ок”. А я могу собирать совещания и обсуждать с правоохранителями их действия? Ага, так нельзя… А если ходит бандит по улице, мне звонят все и говорят: “Этот человек убивает, лжет, был депутатом”… Я могу их спросить: где посадки людей? Ну можно, но очень осторожно. Так я должен подбирать слова. Не дай Бог, это будет влияние“.

О ПриватБанке:

У нас є проблеми з судами, з чесністю суду, з незалежністю суду. Я не маю як президент впливу на суд, я можу тільки реагувати. Я поставив пряме запитання МВФ (я їм вдячний за те, що вони нам допомагають і підняли питання про ПриватБанку). я запитав: “Ви хочете, щоб я вплинув на цю ситуацію? Ви хочете, щоб я вплинув на суд? “Вони сказали:” Ні, ми розуміємо, що ви цього не можете зробити. Коломойський знає мою позицію, це державна позиція. Я буду захищати Україну, захищати державу. Він це прекрасно знає. І там багато судових проваджень “.


Про резонансних кримінальних справах:

У чому політична вмотивованість щодо Микита, Жеваго? Хто такий колишній пан Микитась? Багато справ пов’язане з цією людиною. Ви говорите, що Пашинський заарештований за політично мотивованій справі. Назвіть мені хоча б один кейс, де моя команда” повирішувати “питання “.

Про мораторій на продаж землі:

Ми повинні зробити закон, де українець зможе розпоряджатися своєю землею. Українець. Він може мати пільги, якщо працює на цій землі. Ще більші повинні бути пільги у людини, який працює на цій землі і хоче стати її власником. Ми не продаємо землю іноземцям. Це все повинно бути виписано в законі “.

Про ситуацію в Києві:

Пока думаю (увольнять ли Виталия Кличко с должности главы КГГА. — Авт.). Я обязательно буду разговаривать с мэром, перед тем как его уволить“.