“Я вызываю на дебаты Верещук”, – интервью с Русланом Гончаровым

В полицию 8 апреля 2020 года позвонил неизвестный и сообщил о минировании одного из корпусов Александровской больницы, которую выделили для больных COVID-19. Вскоре, сначала в Telegram-каналах, а потом и в СМИ, появилась информация, что к этому может быть причастен помощник нардепа Николая Тищенко – Руслан Гончаров. 10 ноября депутат Гео Лерос опубликовал видео с материалами уголовного дела, которые якобы доказывали причастность Гончарова к преступлению. Также эту информацию в эфирах подтвердили «слуги» Александр Дубинский и Ирина Верещук.

В интервью Kazim.info Гончаров рассказал о “минировании” больницы, почему он исчез из партийных списков по Киеву и кто виноват в результатах партии «Слуга народа» на выборах в столице.

– Руслан, вас обвиняют в “минировании” Александровской больницы. На своей странице в Facebook вы заявили, что проходите по делу как свидетель…

– Я с самого начала проходил по делу как свидетель. Я не скрывался и предоставил следствию всю информацию, которая интересовала правоохранителей. С весны у полиции ко мне нет никаких вопросов. Все остальные события – это уже политические провокации.

– Как тогда возник документ, который опубликовал Гео Лерос?

– Лерос – случайный человек во власти. Он специализируется на заказных провокациях. Сейчас он «мочит» руководство партии «Слуга народа», Офис президента. У него такой заказ. Эти фейки он высасывает из пальца. Даже ваши коллеги из других СМИ подтвердили, что в реестре не существует такого решения суда.

Я не отрицаю, что у меня были обыски. И, к сожалению, эти действия правоохранителей очень напугали мою семью – у меня маленький ребенок, который испугался людей в форме. Не самая приятная ситуация для семьи. Но важно, что в эту утку никто из моих близких не поверил – они знают и меня, и Николай Николаевича (Тищенко, – ред.). Поэтому, конечно, сомнений в бредовости ситуации не было. 

– Вы же сами понимаете, что дыма без огня не бывает?

– Это была очень продуманная провокация. Она была организована против Николая Тищенко. 

– Не слишком сложная схема провокации против одного депутата?

– Проследите хронологию, и вы все поймете. Сначала этот фейк разгонял Дубинский. Он, таким образом, хотел выиграть праймериз, облив грязью своего конкурента Тищенко. Потом эту утку взяла себе в актив Верещук. Ей казалось, что, работая против своих, она будет выглядеть «белой и пушистой». В итоге, все выстрелили в ногу сами себе.

– В деле все же фигурируют ваши изъятые телефоны, другая техника. Вам все это вернули как свидетелю?

– Вернули практически все. У следствия ко мне вопросов нет. И результаты экспертизы тоже свидетельствуют в мою пользу. По делу долгое время ничего не происходит. Меня никуда не вызывают. Так что ждем окончания досудебного расследования.

Но я бы хотел отметить: люди, которые сделали эту провокацию, смогли сделать и клон IMEI (уникальный номер для идентификации телефонов, – ред.) моего телефона. Против нас работали профессионалы.

– Вы пытались пообщаться с Леросом или Дубинским? Донести до них свою позицию?

– Я написал пост и тегнул их обоих, но в ответ тишина.

– А с Верещук? Просто мне странно слышать, что члены одной партии не могут выяснить отношения внутри команды.

– О чем мне с ней общаться? Она повторяет все то, что ей влили в уши! Если надо, я готов выйти с ней на дебаты и рассказать, почему она пролетела в Киеве. Даже так: я вызываю на дебаты Верещук, чтобы услышать от нее, почему партия вложила в Верещук уйму денег, а на выходе она получила 40 тысяч голосов в городе-миллионщике. Сейчас она бегает по эфирам и рассказывает, что ей Коля (Тищенко, – ред.) или Гончаров помешал. Только мне кажется, что в нее вложились олигархи, и теперь она перед своими инвесторами назначает виновных. Надо было работать, а не выливать грязь на своих однопартийцев. Кстати, Верещук – даже не член партии.

– Дебаты с Верещук? Почему не с Дубинским или Леросом?

– О чем с ними говорить? Дубинского, по всей видимости, интересует немного другой формат. Он же выкладывает постоянно фото в Instagram со спортзалов. Видимо, участвует в турнирах. В своих комментариях он периодически вызывает меня на бои. Но он же народный депутат. Не знаю, удобно это будет или нет. Но если уж он так сильно этого хочет, то можем и сразиться. К примеру, есть турнир «Белых воротничков». Можем с ним поучаствовать. А выигрышный фонд отправить на благотворительность, чтоб все было с пользой. А что касается Лероса, то даже подумать об этом смешно. Визг, слезы, сопли – кому это надо?

– Почему просто не подать в суд, если заявления ваших оппонентов – клевета? По-моему, это логично и цивилизовано…

– Я подам. Обязательно. Мы сейчас работаем в этом направлении с адвокатами. Тем более, юристы говорят, что у нас есть все шансы выиграть это дело.

– Возвращаясь к выборам. Верещук выбрали на праймериз, и партия должна была работать на победу единого кандидата. Такие правила.

– Партия работала. Техническо-организационная работа под руководством Николая Тищенко была проведена на самом высоком уровне! Мы выиграли суды по нарезке округов. Вы знаете, сколько людей от «Слуги народа» работало в ТВК? Сколько было наблюдателей? Три с половиной тысячи человек! Они работали круглые сутки, а Верещук не посчитала нужным даже встретиться с ними! Вот вам и единый кандидат, как вы говорите.

Я вам даже больше скажу – на старте выборов Верещук приходила к нам в офис. Мне было поручено организовывать ее встречи в Святошинском районе (219 округ, на котором в 2019 году победил Николай Тищенко, – ред.). Мы абсолютно нормально общались, но в один день она перестала брать трубку, а потом появились странные борды и заявления. Она сказала, что ее руководитель – это Корниенко, типа отстаньте от меня. Но она же потом и Корниенко не слушала. Он ей тоже не подошел. Решила идти сама. Это был ее выбор.

Поймите, у Верещук был только самопиар. Ей надо было встречаться с людьми, идти в округа. Просто пройди по Крещатику и пообщаться с киевлянами. А вместо этого она по вечерам с каждого утюга и на каждом телеканале рассказывала, как правильно жить и как в Польше хорошо. Только надо добиваться поддержки не Европы, а киевлян. Местные выборы выигрывают, не сидя в кресле у Шустера, а ногами – встречами с избирателями. У нас в округах любой кандидат отработал выборы лучше, чем она.

– Стратегии выбирает не только кандидат, но и его политтехнолог.

– В Киеве при поддержке президента простая палка, если ее поставить в центре, на улице, выиграла бы. Причем, как мне говорили депутаты, у нее были очень дорогие политтехнологи. Один Telegram-канал писал, что чуть ли не политтехнологи Назарбаева с ней работали. Мне говорили, что на нее олигархи скидывались, а теперь она перед ними оправдывается.

А сколько денег было потрачено на наружную рекламу? Лично я видел ее борды в Броварах, по трассе на Белую Церковь, Борисполе. Это было просто осваиванием бюджетов. Не говоря уже о слоганах – «Верещук підбадьоре (подбодрит, – ред.) мосты» – это вообще, о чем? Или «В моей команде президент». Кто в чьей команде? Не говоря уже о тик-токах и плагиате ролика про Мэри Поппинс. Она даже наших оппонентов критиковала меньше, чем своих однопартийцев!

Это точно такая стратегия? Если да, то я тогда ничего не понимаю в стратегиях.

Верещук даже тех, кого сама рекомендовала, не поддержала. Ту же Анну Маляр, которая вошла в список по ее протекции, – очень порядочная женщина. Думаю, если бы, как вы говорите «единый кандидат», хотя бы совместный борд с ней сделала – она бы прошла.

– Сама партия («Слуга народа») в Киеве тоже показала результат немногим лучше…

– На какой результат можно рассчитывать, если тебе свои же в спину стреляют? На фейк с Александровской больницей не обратили внимания даже Порошенко с Кличко. А у них есть свои медиа и ресурсы, чтоб об этом с утра до вечера говорить, например, на телеканале «Прямой». Но даже они поняли, что это утка.  Его разгоняли Дубинский, Верещук, ну и Лерос. Правда, он уже не член фракции.

Только обратите внимание на тенденцию. Все кандидаты от партий набрали больше, чем партии. Тот же УДАР набрал 20%, а Кличко – 50%. Притула – 7%, а «Голос» – 6% и так далее. С Поповым и ОПЗЖ та же история. И только у нас партия набрала больше, чем кандидат в мэры. Это полный провал. Мне кажется, киевляне почувствовали ее фальшь. Верещук – не командный игрок.

Вас действительно не внесли в списки «Слуги народа» по Киеву из-за скандала с Александровской больницей?

– Я перед стартом выборной гонки имел наибольшую поддержку на районе. Но благодаря деятельности Дубинского и Верещук, которые захотели насолить Тищенко, в Киевсовете на одного депутата от «Слуги народа» меньше.

– То есть все-таки из-за этого?

– Отчасти.

– Николай Тищенко помогает вам справиться с этой проблемой? Все же он –  замглавы фракции.

– Я уже говорил, что разобраться с проблемой должно следствие. Николай Николаевич в это не вмешивается. Понятно, что все стрелы летят в него, но наша с ним работа, в основном, сосредоточена на округе и в комитетах. Например, мы активно занимались правками и реализацией закона про получение статуса УБД добровольцам. Я занимаюсь обращениями жителей в приемной депутата в Святошинском районе. Помогаю людям. Мы на выборах в прошлом году смогли преодолеть местного князька в этом округе – Третьякова. Знаете, как?

– И как?

– Мы общались с людьми. Тысячи рукопожатий. Николая Николаевича каждый в округе знает. Я работаю, чтобы все проблемы, которые есть у людей, – решались. Он мне поручил эту работу со словами: «Руслан, главное – люби людей в нашем округе, чтоб никто не пожалел о своем выборе».

– Тогда возвращаюсь к вопросу результатов выборов. Если вы делом доказываете, где результат?

– Во-первых, округ – это не весь Киев. Во-вторых, возвращаюсь к тому, что уже сказал: конфликты внутри партии – это плохая почва для доверия со стороны избирателя. Вы бы лично поддержали партию, где одни члены создают публичные скандалы и междоусобицы внутри партии? Я б лично – засомневался. Я бы подумал, что если они между собой разобраться не могут, то, как такие лидеры смогут сплотиться в интересах Киева? Отсюда и результат.